Диабет а чего я такая уставшая

СОДЕРЖАНИЕ
0
34 просмотров
29 января 2019

Усталость от диабета. Эмоциональное выгорание при диабете.

Как быть, если Вы уже больше не можете.

Эмоциональное выгорание при сахарном диабете

«У меня диабет. Как он меня достал!», «Снова замерять сахар, снова прокалывать пальцы», «Мне надоело подсчитывать ХЕ», «Я делаю всё это только потому, что боюсь осложнений», «Эти ежедневные замеры, уколы, подсчеты выводят меня из себя!», «Мне надоело!», «Я больше не могу, не хочу, я устал(а)»… Вам ведь знакомы эти и подобные мысли, иногда произносимые про себя даже в более жёстких словах и выражениях? Мне тоже. У меня тоже диабет (и у психологов он бывает). И я тоже каждый день то дружу с ним, то ненавижу.

Ситуация 1. Вы аккуратно выполняете предписания и советы врача, сдаёте гликированный гемоглобин каждые три месяца, проходите осмотр специалистов ежегодно, замеряете сахар несколько раз в день, а иногда даже ночью, подсчитываете количество углеводов и ХЕ, рассчитываете на них дозу инсулина, запрещаете себе любимые лакомства и делаете множество других, связанных с заботой о своём здоровье, вещей. И всё же сахар далёк от идеала. Он самовольно то взлетает вверх, то обваливается вниз. А в это время хотелось бы послать всё это к чёрту и заняться другими вещами, простыми, неназойливыми. И просто не думать. Просто съесть вот то мороженое и не считать. И не таскать с собой глюкометры, шприц-ручки, инъекционные салфеточки, не считать, не следить за часами, забыть. А ещё потратить деньги не в аптеке, а в любимом магазине. Вы чувствуете, что Вы выдохлись, что диабет Вас побеждает. Вы раздражены, подавлены, Вы устали.

Ситуация 2. Все Ваши вышеперечисленные усилия приводят к желаемому результату: у Вас хороший гликированный гемоглобин и хорошее самочувствие. Это очень поддерживает Вас, даёт силы и радует. И всё же, даже в этом случае Вы можете регулярно испытывать лёгкое раздражение, усталость и даже апатию от каждодневных хлопот вокруг Вашего диабета. Вам это может просто надоедать. Ведь это время можно было бы потратить на другие, более приятные вещи.

Удаётся ли Вам хорошо контролировать диабет, или Вы уже потеряли надежду справиться с ним,- в обоих случаях, рано или поздно Вы можете почувствовать усталость, раздражение, подавленность, апатию, страх, начать избегать мыслей о диабете, игнорировать его, или наоборот постоянно только о нём и думать, испытывать чувство вины. Это может означать, что у Вас эмоциональное выгорание.

Ответьте на несколько вопросов и Вы узнаете, есть ли у Вас выгорание, и стоит ли читать эту статью дальше. Подходят ли Вам следующие утверждения?

  • Я чувствую себя раздавленным и побежденным диабетом;
  • Я очень злюсь на диабет, мне надоели ежедневные замеры, уколы и т.д., я испытываю и другие сильные, негативные чувства по поводу диабета;
  • Я чувствую, что диабет контролирует мою жизнь;
  • Я трачу слишком много времени и сил на борьбу с диабетом;
  • Я расстраиваюсь по поводу того, что я делаю недостаточно для контроля диабета, но всё равно чувствую, что у меня нет сил что-либо менять;
  • Я говорю себе, что управление диабетом неважно, что осложнения произойдут у других, но не у меня, и всё же мне не удаётся избавиться от ощущения обречённости;
  • Я частично или полностью забросил(а) лечение диабета, думаю о нём как можно меньше, говорю себе, что жизнь с высокими сахарами не проблема;
  • Я полностью или частично избегаю ситуаций, которые могли бы указать мне на последствия того, что я недостаточно компенсирую мой диабет (например, замеры сахара, анализы, обследования или визит к врачу);
  • Я часто ощущаю, что я один-на-один с диабетом;
  • Я стыжусь диабета и никому не говорю о том, что я болею.

Чем больше высказываний описывают Ваше состояние, тем выше вероятность того, что у Вас диабетическое эмоциональное выгорание.

Что такое эмоциональное выгорание?

Эмоциональное выгорание – это психическое явление, которое сопровождается эмоциональным истощением. Оно наступает, когда человек в течение длительного времени тратит эмоциональную энергию и практически не пополняет ее.

Это как если бы Вы сутками напролёт разговаривали по своему мобильному телефону, не заряжая его. Ваш современный и умный агрегат устроен так, что он пишет, сколько заряда у него осталось, может даже напоминать Вам подключить зарядное устройство, а если Вы будете игнорировать его послания, он сообщит Вам, что отключается и перестанет работать.

В отличие от мобильного телефона, человек не обладает экраном, на котором отражается количество оставшегося эмоционального «заряда». Поэтому человек может просто не заметить наступление предела своих эмоциональных сил.

Эмоциональное выгорание происходит в тот момент, когда перегрузки становятся регулярными и постоянными, перерастая в хронический стресс или когда человек не видит результатов своих трудов. Когда он не понимает, для чего он старается или когда требования слишком высоки для его личных возможностей. В случае диабета, к этим факторам добавляется ещё назойливый страх возможных осложнений (пусть и в малых дозах, у кого как). Именно этот страх, в паре с достаточно большим количеством каждодневных обязанностей, истощает эмоциональный ресурс человека с диабетом.

Эмоциональное выгорание может наступить не только у больных диабетом. Это очень частое явление среди людей помогающих профессий (врачи, ухаживающий персонал, педагоги, социальные работники), чья работа связана с большим количеством контактов и частым принятием решений (руководители, менеджеры по работе с клиентами), чья деятельность связана с рутиной, повторением одних и тех же действий ежедневно (конвейерная работа). А также нередко эмоциональное выгорание наступает у людей, кто постоянно общается с человеком, у которого диабет или какое-либо хроническое заболевание. Это родители, мужья/жёны, любимые и друзья. Обычно это те люди, кто ответственно и эмоционально подходит к лечению, кто переживает за здоровье и жизнь своего близкого человека, кто связан и в той или иной степени зависит от самочувствия больного.

Эмоциональное выгорание при диабете — нормальное, объяснимое и понятное явление. Тем не менее, оно очень снижает Ваши желание и способность продолжать лечение эффективно.

Если Вы чувствуете, что проигрываете в этой борьбе, знайте:

  • Вы не одиноки (эмоциональное выгорание при диабете есть у многих);
  • Вы не слабый и не глупый человек (выгорание – это нормально для психологии любого человека, который каждый день сталкивается с рутиной);
  • Ваша ситуация разрешима (эмоциональное выгорание при диабете можно победить).

1) Если Вам кажется, что у Вас эмоциональное выгорание (или Вы определили это по тесту выше), отнеситесь к этому серьёзно. Потому что выгорание сильно мешает следить за диабетом и в конечном счёте влияет на все сферы жизни. Оно мешает работе, учёбе, отношениям, увлечениям и снижает способность радоваться жизни. Есть разные стадии выгорания. На какой бы Вы ни были, эту проблему нужно решать. Возможно, для этого Вам потребуется помощь.

2) На ранних этапах хорошо помогает «перезагрузка радостью». У Вас есть постоянный стресс? Значит, его надо как минимум уравновесить радостными моментами. Напишите список любимых дел, занятий, хобби, людей, с которыми Вы любите общаться, — всего, что приносит Вам удовольствие. И делайте это. Музыка, хорошие фильмы, прогулки на природе, спорт, секс, общение, мыловарение, которое Вы хотели начать ещё год назад, или горные лыжи. Абсолютно всё, что приносит Вам радость, душевный подъём, удовольствие, умиротворение, как можно в большем количестве – подходит для победы над эмоциональным выгоранием.

3) Если у Вас более глубокая стадия выгорания, то у Вас просто не хватит сил, чтобы самостоятельно «перезагрузиться радостью». Ведь, как ни странно, чтобы придумать приятные дела и заниматься ими, нужно иметь достаточно энергии. А выгорание «съедает» эту энергию. Также, люди, столкнувшиеся с эмоциональным выгоранием, часто стремятся решить эту проблему самостоятельно, в одиночку. А ещё чаще – не решать эту проблему совсем. Потому что стыдно, потому что «справлюсь сам(а)» или «само пройдёт». К сожалению, эмоциональное выгорание «само» не проходит, и самостоятельно с ним справиться практически невозможно.

В этой ситуации лучшим помощником будет психолог, специализирующийся на психологических особенностях при диабете. Психолог поможет:

  • Разобраться, почему наступило выгорание;
  • Определить, какие шаги можно сделать именно Вам, чтобы выйти из этого состояния (потому что выгорание при диабете происходит у каждого по своим причинам);
  • Понять, что делать, чтобы больше никогда «не выгорать».
  • Поддержит и не оставит наедине с проблемой;
  • Научит определять приближение выгорания;
  • Подскажет, как правильно с ним взаимодействовать.

Психологическая помощь существует в различных вариантах. Я сама тоже диабетик с приличным стажем в 12 лет. Я предлагаю следующие пути:

  • Индивидуальная консультация (личная встреча для проживающих в Санкт-Петербурге). Информация и Записаться на консультацию психолога ЗДЕСЬ:
  • Группа поддержки мотивации (групповая работа, встречи раз в неделю по 2 часа). Среди дополнительных плюсов групповой работы – мощная поддержка, которая возникает среди участников, возможность обменяться опытом, подружиться. Информация о работе группы и записаться на группу ЗДЕСЬ:
  • Вебинар (5 – 10 групповых занятий по скайпу). Удобно, если Вы проживаете в другом городе. Информация о вебинаре и записаться на вебинар можно здесь в личном сообщении.

Все виды психологической помощи также подходят для близких людей человека с диабетом.

Желаю Вам свободы от выгорания, здоровья и радости в каждый момент жизни.

Как сахарный диабет заставил меня изменить образ жизни

Текст: Галина Токарева

Прошлое лето было насыщенным: экзамены, защита диплома, сложная, но интересная работа, вечеринки и любовь. Мою жизнь в 24 года наполняли вполне обычные вещи. Я не заметила, как похудела на десять килограмм за три месяца — точнее, заметила, но мне казалось, что это даже круто. Жажда, усталость, сонливость — всё это я списывала на рабочие задачи, учебу, жару и летний движ с парой часов сна в выходной день. Я не очень-то переживала, пока мой друг очень искренне и всерьёз не сказал мне, что я болезненно тощая.

Тогда для меня было нормой выпивать в день три литра воды и просыпаться среди ночи, чтобы утолить жажду. Рядом с моей кроватью прижилась бутылка минералки, и для коллег я была «евангелистом» водного баланса. Мама била тревогу и настаивала на том, что мне нужно сдать анализы, потому что выглядела я и правда болезненно. В ожидании записи в клинику мама предложила пойти к соседке, у которой давно диабет, чтобы измерить мой уровень сахара, потому что уж слишком похожи симптомы. Я не понимала, зачем мне это нужно, при чём здесь диабет и чем мне поможет соседка, которой давно за 60. Но чтобы мама не накручивала себя, согласилась.

Утром перед работой мы зашли к бабушке-соседке и начались суетливые приготовления к измерению сахара. Мне продезинфицировали палец, умело заменили иголку в приспособлении, похожем на ручку, прокололи палец, усердно выдавили оттуда кровь и приставили к появившейся капле какую-то штуку, похожую на iPod c одноразовой пластиковой полоской. Прибор стал отсчитывать секунды, на экране появилась цифра 13. Я весело спросила: «А сколько вообще нужно?», — но сразу поняла, что шучу зря, потому что мама уже начала всхлипывать. Выяснилось, что уровень сахара в крови здорового человека натощак не должен превышать 5,5 ммоль/л.

В этот день я пошла на работу расстроенная и рассказала обо всём руководителю и команде. По утверждениям моей тети, бывшего медика, а также судя по информации из гугла, мне нужно было лечь в больницу. На следующий день я вызвала скорую и медсёстры, измерив моё давление и уровень сахара в крови, забрали меня. Я была готова к госпитализации, но воспринимала всё как приключение. Казалось, сейчас мне сделают пару капельниц — и всё пройдёт. Правда, как сейчас помню запах лекарств, половых тряпок, варёной капусты и подступающую тошноту.

У врачей не было сомнений: сахарный диабет. В эндокринологическом отделении Минской городской больницы со мной не церемонились. В ответ на мои расспросы о том, что со мной происходит, мне выдали распечатку книги для детей про диабет и записали в «Школу диабета», которая находилась тут же в отделении. Как выяснилось, сахарный диабет — хроническое заболевание. Это значит, что болеть я буду долго и излечиться невозможно, но есть шанс добиться стойкой ремиссии. На первом занятии в школе было ужасно: я сидела среди людей старше меня в два, а то и в три раза. Самые тактичные просто смотрели с жалостью, остальные же открыто говорили: «Бедная девочка, такая молодая, а уже больная». Хотелось встать и уйти или начать обвинять всех вокруг. К сожалению, на сегодняшний день ни в клиниках, ни в онлайн-ресурсах о молодых пациентах практически не говорят.

По данным ВОЗ, ежегодно от сахарного диабета умирает около четырёх миллионов людей: это примерно столько же, сколько от ВИЧ и вирусного гепатита

Существует четыре типа сахарного диабета. У меня первый: он считается самым сложным и подразумевает пожизненную инсулиновую зависимость. При диабете уровень сахара может быть как критически низким, так и слишком высоким — в норму не приходит почти никогда. Когда сахар опускается, нужно его срочно поднять (потому у меня всегда при себе не только инсулин, но и леденцы). Загадочность болезни ещё и в том, что не удаётся до конца понять механизмы её возникновения. Считается, что в развитии болезни имеет значение наследственность, аутоиммунные, сосудистые нарушения, вирусные инфекции, психические и физические травмы. Как только бабушки из моей палаты выведали, что в роду у меня диабетиков не было, сразу приписали мне психотравму на почве разбитого сердца.

Врач сказала, что болезнь развилась из-за недостаточности гормона инсулина и что ткани моей поджелудочной железы заменяются фиброзными, то есть перестают работать, становятся бесполезными. При этом сам орган, который считается местом локализации болезни, как правило, не болит: болят ноги, глаза, сердце, сосуды. По данным Всемирной организации здравоохранения, ежегодно от сахарного диабета умирает около четырёх миллионов людей: это примерно столько же, сколько от ВИЧ и вирусного гепатита. Статистика ужасает: каждый год диабетикам по всему миру проводят около одного миллиона операций по ампутации нижних конечностей, более 600 тысяч больных полностью теряют зрение, ещё у стольких же перестают работать почки.

Если не изобретут новых лекарств для восполнения инсулиновой недостаточности, мне нужно будет всю жизнь делать себе уколы в ногу и живот — примерно 4-6 раз в день, после каждого приёма пищи и на ночь. За время пребывания в клинике мне нужно было научиться правильно питаться, рассчитывать хлебные единицы (количество углеводов на 100 грамм еды), самостоятельно делать себе инъекции и полностью контролировать своё состояние, чтобы не допустить летального исхода. Когда я осознала масштаб проблемы, испытала животный страх, обиду, жалость к себе и стыд. Я плакала от чувства абсолютного одиночества, но при этом уже тогда понимала, что болезнь послужит своеобразным толчком: позволит покончить с ложными целями, мнимыми друзьями, лишними действиями. Мне нужно было научиться с этим жить и каждый день предпринимать конкретные шаги, чтобы избавиться от всепоглощающей тревоги. В общем, странное сочетание чувства никчёмности и полной переоценки ценностей.

В Беларуси и России условия поддержания нормального состояния при диабете примерно одинаковы. Нужно встать на учёт в эндокринологическое отделение, каждые 3-6 месяцев проходить полный осмотр, сдавать комплекс анализов, благодаря которым врач может корректировать лечение, и раз в полгода лежать в больнице под капельницами, которые разжижают кровь и влияют на общее состояние. В среднем в месяц я трачу на поддержание здоровья и расходные материалы для диабетических девайсов около 100 долларов. Мне не подошёл инсулин отечественного производства, и я всегда покупаю импортный (на него мне выдают рецепт). Инсулин продаётся не везде, и, чтобы долго не бродить по городу, я проверяю на специальных сайтах, есть ли лекарство в ближайших аптеках. Вообще, диабет протекает относительно хорошо только у самоорганизованных пациентов. Например, нужно вести пищевой дневник: каждый день записывать, что ты ешь и сколько вводишь инсулина, чтобы врач понимал, от чего зависят осложнения.

Моя жизнь до диабета не отличалась дисциплиной, правилами и ограничениями. Я наслаждалась каждым днём и мгновением по максимуму. Но теперь пусть и отрицательным, но стимулом, является моя болезнь, с которой не забалуешь. В диабете важен план: нужно превратить все показания в здоровые привычки. Я начала завтракать, есть небольшими порциями шесть раз в день, регулярно ходить в тренажёрный зал, принимать витамины, спать не меньше восьми часов. Казалось бы, чего тут расстраиваться, ведь это ЗОЖ в чистом виде. Но в случае диабета любое отступление от правил может быть фатальным. Моя жизнь начала казаться мне пресной, как гречка на воде и варёная курица, которые я ела каждый день.

Моим самым большим заблуждением было то, что я не смогу есть только сладкое, а на самом деле уровень сахара в крови повышается не только от конфет или сгущёнки. Чтобы держать его под контролем, я стараюсь следить за потреблением продуктов, содержащих простые углеводы: это любые кондитерские изделия, булочки, картошка, фрукты, молочные продукты с жирностью выше 5%. Кроме того, я не ем копчёное и жирное. Десертные вина и коктейли категорически запрещены, но сухие вина можно. Одни сорта пива не повышают сахар в крови, а другие повышают, и проверить это можно только опытным путём, с помощью глюкометра, так что лучше не рисковать. В спиртных напитках крепостью 38 градусов и выше углеводов, как правило, недостаточно, чтобы повысить уровень сахара. Если употреблять алкоголь во время еды, он может даже понижать сахар, но радоваться такому эффекту не стоит: так происходит потому, что спирт частично парализует печень, и она теряет способность превращать белки в глюкозу.

Диабет — про умеренность во всём, про постоянный режим сохранения энергии. Это про важность любви к себе и понимание связи тела и духа

В первые полгода своего заболевания я допустила ошибку и решила полностью исключить углеводы из своего рациона, а на вечеринках в баре выбирала исключительно водку со льдом. Я почему-то думала, что если углеводов в меню не будет, а вино заменит водка, проблема уйдёт и мне не нужно будет колоть инсулин. В результате я попала в больницу с кетоацидозом — нарушением углеводного обмена, которое может привести к коме. Уже больше полугода я вообще не употребляю алкоголь, чтобы проверить, изменится ли состояние моего организма, и избежать негативных последствий.

Диабетикам обязательно заниматься спортом, но здесь главное не переусердствовать, потому что излишняя кардионагрузка понижает сахар и может привести к гипогликемии. Она опасна в краткосрочном периоде: критически низкий уровень сахара может привести к сиюминутной коме. Тяжёлые физические упражнения могут вызвать обратное состояние — гипергликемию. Она вредна в долгосрочном периоде: тоже вызывает кетоацидоз и кому, просто позже, а также приводит к нарушению работы клеток мозга, потере массы тела, проблемам с суставами, заболеваниям эндокринной системы. Все эти особенности, мягко говоря, ограничивают выбор спортивной программы. На поиски тренера я потратила много времени и сил, и теперь на поддержание физической формы я трачу примерно 200 долларов в месяц. При этом индустрия красоты закрыла передо мной некоторые двери: например, лазерная эпиляция, пластика или установка зубных имплантов сейчас мне недоступны. Из обязательного ухода — педикюр: никому не советую гуглить, как может выглядеть диабетическая стопа.

С появлением диабета отчасти усложнились мои путешествия. Теперь я не составляю себе дешёвых авиамаршрутов с пересадками, потому что это энергозатратно, и друзья шутят, что с диабетом моя жизнь стала более элитной. Поездки на машине на долгие расстояния сопровождаются частыми остановками: должна быть возможность пройтись, чтобы не болели коленные суставы. Со мной всегда моя справка диабетика, в которой указано разрешение на перевозку инсулина. С собой я беру глюкометр и пару рецептов на случай, если нужно будет докупить инсулин, запасные шприцы и иголки, а также диетическую еду в ланч-боксах.

Не стоит забывать и о моральной стороне вопроса: любые волнения приводят к колебаниям уровня сахара. С самого начала очень сложно складывались отношения с мамой, потому что моя болезнь стала для неё большим ударом, и вышло так, что поддержка нужна была скорее ей. Каждый день мама приходила ко мне в больницу, садилась на край койки и плакала, повторяя одну и ту же фразу: «Ты больше не будешь такой, как раньше. Твоя жизнь навсегда изменилась». Я прекрасно это осознавала, но мне не хотелось слышать подобные слова от самого близкого человека. Я старалась просто пропускать это мимо ушей, но удавалось не всегда. К сожалению, я срывалась и оказывалась в замкнутом круге повышения и понижения сахара. Сейчас мы с мамой не живём вместе, но она каждый день интересуется моим состоянием и тем, что я ела. Это приятно, хоть и похоже на гиперопеку.

Как я заболел диабетом: «Мне всё это казалось шуткой. Глупой и не смешной»

Двое молодых минчан, болеющих диабетом, рассказывают о том, как болезнь изменила их жизнь.

МАКСИМ

– Каждый раз, когда у меня спрашивают, когда я заболел, я не могу вспомнить четко. Это произошло лет шесть назад, когда я учился на втором курсе университета. Мой папа болел диабетом, но у него был диабет второго типа – этот тип встречается у людей пожилого возраста, и это не инсулинозависимый тип – людям не надо колоть себе инсулин. Инсулин в организме вырабатывается, но не работает так, как надо. Поэтому он контролируется диетой и таблетками. Первый тип диабета инсулинозависимый – он встречается у молодых людей и даже детей. При нем инсулин вырабатывается в недостаточном количестве или же не вырабатывается вообще, поэтому его нужно себе вкалывать.

У моего папы был глюкометр, и он как-то предложил мне померять сахар. Предложил не просто так – я чувствовал постоянную слабость, сухость во рту, пил много воды и прилично потерял в весе за короткий промежуток времени. Но я не придавал этому значения, усталость списывал на учебу, а на то, что я по два раза ночью встаю попить воды, просто не обращал внимания. Глюкометр показал уровень сахара около десяти, притом что в норме у взрослого человека он не должен превышать пять с половиной. После этого я пошел к врачу, у меня взяли анализ крови и выписали направление в больницу.

В то время я учился, сдавал на права, много из-за этого стрессовал, а еще тогда у меня умер дедушка. Все как-то наложилось одно на другое, и, как мне потом объяснили в больнице, сильный стресс, скорее всего, и спровоцировал заболевание. Сейчас я уже понимаю, что нервами можно спровоцировать все что угодно. Я очень хочу научиться контролировать стресс, но пока не получается.

В больнице я пролежал две недели. За это время тебя приводят в порядок: сначала вкалывают инсулин в больших дозах, чтобы снизить уровень сахара, а потом, глядя на состояние, дозу начинают уменьшать и приходят к той, которая тебе необходима постоянно при определенном рационе питания. Плюс за это время тебя просвещают в том, как ты должен высчитывать количество инсулина самостоятельно.

Еще в этот период ко мне приходила психолог. Было очень смешно, потому что она пришла настроенная на серьезный разговор с больным человеком обо всех тяжестях его болезни, а мне проще было отшутиться и потом продолжить самостоятельно загоняться в своих мыслях. Поэтому я за пару минут отшутился от этой женщины, и она ушла в нормальном состоянии, думая, что у меня все в порядке. Но, учитывая, что я мало что знал об этой болезни, у меня были определенные загоны: к своему удивлению я начал думать о том, какими у меня будут дети, не передам ли я им диабет. На тот момент эта мысль была главной. Это потом я уже узнал, что риск того, что у моих детей тоже будет диабет, – всего пять-десять процентов.

Еще в больнице есть «Школа диабета», в которую меня записали, и там эндокринолог рассказывала, как считать хлебные единицы (единицы, в которые пересчитывается количество углеводов в продуктах) и что нужно есть. Первые пару месяцев я все тщательно высчитывал, читал составы, количество углеводов, а потом запомнил и сейчас не особо переживаю по поводу пересчета, потому что ем всегда приблизительно одно и то же и знаю, сколько инсулина колоть. Хотя я понимаю, что желательно было бы следить за всем этим значительно строже, чем я, но, в принципе, результаты анализов у меня более-менее нормальные. Мне вообще кажется, что можно иногда позволять себе есть то, что в принципе нельзя – кусок торта или пряник, – и контролировать это большей дозой инсулина. Но это сугубо мое мнение, и врачи со мной не согласятся. Правильнее всегда есть овощи, клетчатку, фрукты, если уж хочется сладкого и сложных углеводов.

Фишка контроля сахара в том, что у тебя не должно быть резких его скачков. Когда падает сахар, это очень неприятно, потому что может произойти в любом месте и в любое время, поэтому надо всегда носить с собой что-то сладкое. Если резко и сильно падает сахар, то может произойти гипогликемическая кома. Ты можешь потерять сознание, и хорошо если рядом окажется кто-то, кто может помочь. Люди не всегда знают, что надо делать, когда видят, что человек упал.

Из-за диабета страдают в первую очередь мелкие кровеносные сосуды разных органов и частей тела. Если не следить за уровнем сахара, то можно заработать разрушение сетчатки глаза, слепоту, почечную недостаточность, гангрену и много чего еще. Это может быть и углубление в негатив, но у меня всегда в голове есть мысль о том, что ноги могут и отрезать.

Нужно всегда контролировать сахар, нормально питаться и с точки зрения продуктов, и с точки зрения режима. Нужно всегда помнить, что тебе нужно поесть. А еще нужно высыпаться и заниматься умеренной физической нагрузкой. Проблема в том, что у меня это не всегда получается. Ты, с одной стороны, хочешь нормально насыщенно жить, а с другой стороны – понимаешь, что это может сказаться на твоем здоровье. У меня не сильно изменилась жизнь после постановки диагноза, и я понимаю, что делаю себе в чем-то хуже, но таков ритм. В данном вопросе я выбираю прожить, может быть, более короткую, но насыщенную жизнь, чем долгую и спокойную. С некоторых пор я просто полностью согласен с фразой «memento mori». Но иногда все же возникают мысли о том, что что-то у меня зрение стало хуже, а ноги начинают болеть при долгой ходьбе.

Я всегда ношу с собой инсулин, потому что его нужно вкалывать после каждого приема пищи. Есть короткий инсулин и есть длинный. Короткий колется после еды, а длинный – чтобы поддерживать фон инсулина в организме. Когда колоть длинный инсулин, определяет врач: это обычно какое-то определенное время, которого надо придерживаться.

Пока я был студентом, инсулин мне выписывали в эндокринологическом диспансере бесплатно. «Бренды» инсулина бывают разные – тот, что я принимал, мне перестали выдавать бесплатно после окончания университета. И, чтобы не переходить на другой, я начал покупать инсулин, потому что организм привыкает к определенному виду.

Вкалывать его удобно. Единственная проблема в том, что короткий инсулин колется в живот, а длинный – в руку или в ногу, и сделать это так, чтобы никто не заметил, не получится. Я испытывал и испытываю из-за этого определенный дискомфорт, потому что я предпочитаю не рассказывать о диабете. Может быть, это не совсем верно, но, с другой стороны, мне так проще в психологическом плане. Я не совсем уверен, что это будет правильно воспринято, и чувствую из-за этого какую-то неполноценность. Конечно, близким людям я не сразу, но рассказываю.

Я знаю, что в Израиле людям приспосабливают аппаратики, которые заправлены инсулином и сами меряют сахар и вкалывают необходимую дозу инсулина. И у человека нет этой головной боли, когда можно забыть уколоться или сделать это не в то время. Это существенно облегчает жизнь, но как полностью вылечить диабет, нигде пока не придумали.

ГАЛИНА

– Перед тем как я узнала, что у меня диабет, в моей жизни было насыщенное и эмоциональное время. Интересная работа с нелегкими задачами, вечеринки, встречи с друзьями, экзамены в университете и любовь. Я сильно похудела, но мне казалось, что это даже круто и не так уж заметно другим. Усталость, жажда, сонливость – все это я списывала на летний движ и пару часов сна в сутки. Для меня было нормой выпивать в день три литра воды и просыпаться среди ночи, чтобы утолить жажду. Я не находила сил для занятий спортом, а мои длинные и вполне себе густые волосы стали ужасно выпадать.

Достаточно долгое время я ничего с этим не делала, пока мои друзья и мама не стали бить тревогу. Мама настаивала на том, что мне нужно сдать анализы, потому что выглядела я болезненно. А друзья предлагали мне взять отпуск. Мама устала ждать результатов анализов и предложила пойти к соседке, у которой давно диабет, чтобы измерить мой уровень сахара, потому что уж слишком похожи были симптомы. Я не понимала, зачем мне это нужно, в моей голове были стандартные стереотипы о том, что диабетики – обязательно полные люди в возрасте. Но, чтобы мама не накручивала себя, я согласилась.

Утром перед работой мы зашли к соседке, потому что она владела незнакомым мне на тот момент девайсом – глюкометром. Мне продезинфицировали палец, прокололи его, выдавили оттуда кровь и приставили к появившейся капле глюкометр c одноразовой пластиковой полоской. Прибор стал отсчитывать секунды, и на экране появилась цифра «тринадцать». Теперь я знаю, что уровень сахара в крови здорового человека натощак не должен превышать пять с половиной ммоль/л.

В тот момент я чувствовала себя растерянной, но мне все это казалось шуткой. Глупой и не смешной. Я думала о том, что это не может быть со мной, что это не диабет. Что глюкометр ошибается и нужно ждать реальных анализов. На следующий день я вызвала скорую, и медсестры, измерив мое давление и уровень сахара в крови, забрали меня. Я была готова к госпитализации, но воспринимала все как дурацкое приключение.

У врачей не было сомнений: сахарный диабет. В эндокринологическом отделении Минской городской больницы со мной не церемонились. Я чувствовала себя ужасно потерянной. Я задавала себе много вопросов и на многие из них не могла найти ответы. Или боялась. У меня как будто бы выбили почву из-под ног. Было ощущение полной ничтожности, удушающего животного страха и одиночества.

Сначала мне не хотелось никому рассказывать о том, что я больна: казалось, что это стыдно. Я думала, что все будут меня жалеть, что люди станут воспринимать мои действия и слова через призму болезни, что я перестану быть привлекательной и сексуальной. Ведь больных людей мы обычно жалеем и не воспринимаем их как равных.

Мне предстояло пройти большой путь, чтобы перестать считать себя больной и просто научиться считаться со своим состоянием. В этом мне очень помогли друзья, которые поддерживали меня во всем. Приносили мне интересные книги, возили на вечерний кофе и к отбою возвращали в больницу, приносили орехи и сладости без добавленного сахара, разговаривали со мной по телефону ночами и не ходили на тусовки, потому что меня там нет. И даже отмечали свои дни рождения со мной, в больнице. Этот переломный момент показал мне, кто есть друг. А вот кто есть я, мне предстояло узнать. В поисках новой себя я поменяла работу, постриглась, сделала татуировку и переехала в другой город.

Если не изобретут новых лекарств для восполнения инсулиновой недостаточности, мне нужно будет всю жизнь делать себе уколы в ногу и живот – примерно четыре-шесть раз в день: после каждого приема пищи и на ночь. Каждые три месяца я сдаю все анализы и делаю УЗИ поджелудочной и щитовидной железы. Каждые полгода-год я лежу в больнице или посещаю дневной стационар, где мне прокапывают капельницы. Хочу попробовать ездить в санатории – это уж точно будет веселее, чем больничная палата.

Каждые два-три месяца я посещаю эндокринолога в эндокринологическом диспансере, она изучает мои анализы, выписывает мне рецепт на инсулин и дает рекомендации по поддержанию хорошей формы. Инсулин я покупаю, как и расходники к глюкометру. В среднем в месяц, не считая витаминов, я трачу около ста долларов.

Моя жизнь до диабета не отличалась дисциплиной, правилами и ограничениями. Я наслаждалась каждым днем и мгновением по максимуму. Но теперь пусть и отрицательным, но стимулом является моя болезнь. В диабете важен план: я начала завтракать, есть небольшими порциями шесть раз в день, регулярно ходить в тренажерный зал, принимать витамины, стараться спать не меньше восьми часов. Казалось бы, чего тут расстраиваться, ведь это здоровый образ жизни. Важно помнить: если ты что-то берешь через меру, то тебе придется за это платить.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Фото: CityDog.by.

Источники: http://www.b17.ru/article/diabetes_burnout/, http://www.wonderzine.com/wonderzine/health/personal/222157-diabetes, http://citydog.by/post/diabetes/

Комментировать
0
34 просмотров
Комментарии
  1. megan92 ()   2 недели назад
    А у кого-нибудь получилось полностью вылечить сахарный диабет?Говорят полностью излечить невозможно...
  2. Дарья ()   2 недели назад
    Я тоже думала что невозможно, но прочитав эту статью, уже давно забыла про эту "неизлечимую" болезнь.
  3. megan92 ()   13 дней назад
    Дарья, киньте ссылку на статью!
    P.S. Я тоже из города ))
  4. Дарья ()   12 дней назад
    megan92, так я же в первом своем комментарии написала) Продублирую на всякий случай - ссылка на статью.
  5. Соня 10 дней назад
    А это не развод? Почему в Интернете продают?
  6. юлек26 (Тверь)   10 дней назад
    Соня, вы в какой стране живете? В интернете продают, потому-что магазины и аптеки ставят свою наценку зверскую. К тому-же оплата только после получения, то есть сначала посмотрели, проверили и только потом заплатили. Да и в Интернете сейчас все продают - от одежды до телевизоров и мебели.
  7. Ответ Редакции 10 дней назад
    Соня, здравствуйте. Данный препарат для лечения сахарного диабета зависимости действительно не реализуется через аптечную сеть во избежание завышенной цены. На сегодняшний день заказать можно только на официальном сайте. Будьте здоровы!
  8. Соня 10 дней назад
    Извиняюсь, не заметила сначала информацию про наложенный платеж. Тогда все в порядке точно, если оплата при получении.
  9. Margo (Ульяновск)   8 дней назад
    А кто-нибудь пробовал народные методы лечения диабета? Бабушка таблеткам не доверяет, только инсулин ставит.
  10. Андрей Неделю назад
    Каких только народных средств не пробовал, ничего не помогло...
  11. Екатерина Неделю назад
    Пробовала пить отвар из лаврового листа, толку никакого, только желудок испортила себе. Не верю я больше в эти народные методы...
  12. Мария 5 дней назад
    Недавно смотрела передачу по первому каналу, там тоже про эту Федеральную программу по борьбе с сахарным диабетом говорили. Говорят что нашли способ навсегда избавиться от диабета, причем государство полностью финансирует лечение для каждого больного.
  13. Елена (врач эндокринолог) 6 дней назад
    Действительно, на данный момент проходит программа, в которой каждый житель РФ и СНГ может полностью излечить сахарный диабет
  14. александра (Сыктывкар)   5 дней назад
    Спасибо вам, уже приняла участие в этой программе.
  15. Максим 4 дня назад
    Подскажите плз, как ставить инсулин?
  16. Татьяна (Екатеринбург)   Позавчера
    В интернете полно инструкций, смысл тут спрашивать?
  17. Елена (врач эндокринолог) Вчера
    Максим, аккуратнее с инсулином, это очень опасный гормон, рекомендую вам принять участие в Федеральной программе по борьбе с сахарным диабетом, в 21 веке диабет излечим!
  18. Максим Сегодня
    Вот здорово! Неужели дошел прогресс и до нашей страны.

Это интересно
Adblock detector